Сайт ветеранов 8-й отдельной армии ПВО

«Ветераны ПВО всех соединений, объединяйтесь!»

Цапов И. И. — Жизнь в небе и на земле (часть 19)

 

pokryshkinМой командарм

В 1962 году из-за отсутствия перспектив, по моей личной просьбе, я был переведен на должность командира 11-й дивизии ПВО, штаб которой дислоцировался в городе Днепропетровске. Моим непосредственным командиром стал легендарный летчик, трижды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин. Впервые же я встретился с ним в 1949 году на XI съезде ВЛКСМ, где я был одним из представителей городов Дайрена и Порт-Артура. Но это было шапочное знакомство, хотя во время войны балтийские летчики взяли на вооружение некоторые из его приемов. Взять хотя бы ту же «этажерку». Александр Иванович в то время занимал должность командующего 8-й отдельной армии ПВО. Чудесный человек, требовательный командир. Он помогал и даже «навязывал» свой приобретенный опыт, как в жизни, так и на службе. Но при этом никогда не сковывал инициативу подчиненных, всегда старался поддержать решения командиров, которые были направлены на повышение и поддержание боевой готовности частей. Вся проводимая в то время работа под его командованием была направлена на совершенствование выучки личного состава.

Всемерно учитывались нужды людей и частей. Хозяйственные мероприятия, в первую очередь, были направлены на выполнение этой задачи. При нем хозяйственным способом широко велось строительство необходимых объектов по укрытию боевой техники и командных пунктов. Впервые были построены укрытия для самолетов. Иногда прямо из этих укрытий самолеты могли взлететь. Офицеры, приходившие в то время в подразделения и части, быстро получали жилье и осваивались на новом месте. При нем же были, созданы профилактории для отдыха личного состава в частях и соединениях, а также база отдыха в Евпатории.

В неформальной обстановке, вне службы Александр Иванович был прост и доступен. Не считал за одолжение, когда приходил на семейную встречу или в коллектив.

Основное же внимание Покрышкин уделял повышению боевой готовности частей. Это была весьма сложная, напряженная, ответственная, но и чрезвычайно интересная работа. Путем разных усовершенствований мы смогли сократить время вылета по тревоге в период дежурства в готовности No 2 почти вдвое: с 5 минут до 2—3 минут. В неформальной обстановке, вне службы Александр Иванович был прост и доступен. Не считал за одолжение, когда приходил на семейную встречу или в коллектив. О нем можно долго рассказывать. Вот лишь несколько эпизодов. Однажды, Александр Иванович позвонил мне:
— Я прибуду в Запорожье, аэродром Мокрое. Приезжай к моему прилету.
После встречи на аэродроме он сказал:
— Иван Иванович! Ты знаешь, зачем я приехал? Хочу побывать на месте, где меня подбили в августе 1941 года и я сел там на вынужденную.
— Хорошо, назовите место.
— Я точно не помню, где-то там были Токмаки.
— А точнее, там есть Малый и Большой Токмак. Какой-либо ориентир назовите?
— Там был железнодорожный переезд, домик путевого обходчика, где несла дежурство женщина.
Я сориентировался по карте и мы поехали. Подъезжаем к переезду.
— Это место? — спрашиваю.
— Откуда ты знаешь? — удивился он.
— Я же командир, должен район знать.
Походил он возле переезда, повспоминал. Потом говорит:
— Тут мне женщина помогла обмыться, рану перевязала. Вот бы ее найти?
— Поедемте в школу и что-нибудь попытаемся выяснить, — предлагаю ему я.
Школа была двухсменная. Можно было представить себе удивление преподавателей, когда мы зашли в учительскую. Кто в нашей стране не знал Александра Ивановича! Директор тут же взял «в оборот» моего командира:
— Да мы сейчас всю школу соберем, выступите, пожалуйста, — попросил он.
Пока Покрышкин беседовал со школьниками, я поговорил с учителями. Рассказал о цели приезда. Спросил у них, не знают ли они такой женщины, которая в 1941 году дежурила на переезде и помогла нашему летчику. Жива ли она? Преподаватели вспомнили, что есть такая.
В общем, когда встреча со школьниками закончилась, уже был известен адрес этой женщины, ее фамилия. Привезли мы Александра Ивановича к этой женщине. Анна Сильвестровна Одияко, так ее зовут, выходит навстречу.
— Вы не узнали меня? — спрашивает Покрышкин.
Она посмотрела:
— Узнаю.
— Помните, такой вот случай был, самолет здесь приземлился в 1941 году.
— Да, я летчику помогла вылезти из кабины. Потом искала коня, что- бы самолет можно было тащить.
— Помнил о вас всегда, — говорит с волнением Александр Иванович. — Низкий поклон вам, Анна Сильвестровна, за ваше внимание, заботу.
Он нагнулся и поцеловал натруженные женские руки. Они обнялись.
— Батюшки, каким же соколом ты стал! Слышала про тебя, про удаль твою, много раз слышала. И не ведала, не знала, что ты тот самый.
Разговоры, слезы. Александр Иванович достал из машины небольшой подарок.
Пока они вели разговор, я послал человека в Орехово, попросил, чтобы районное партийное и хозяйственное руководство встретило нас. Дело близилось к вечеру. 
— Раз уж вы заехали в мои владения, то может быть познакомитесь с местным руководством, — предлагаю Покрышкину.
— Поздно уже, возвращаться пора, — засомневался, было, командарм.
— Да мы быстро, 15—20 минут. Для меня это важно, Александр Иванович, — прошу я, — для дела. Вы здесь гость редкий, а мне надо с ними работать. Узнают, что вы были да не зашли, обидятся на меня.
— Ну ладно, хорошо, — соглашается он. У здания исполкома районное руководство встречает нас на улице. — Откуда они знают, что мы приедем? — оборачивается в мою сторону Покрышкин. — Ну, Иван Иванович, конспиратор.
— По воздуху к нам голубь залетел и принес такое известие, — шутят райкомовцы.
Познакомились они. Рассказали каким хозяйством занимаются. Предложили проехать по району, посмотреть на поля. Александр Иванович не отказывался. Повезли, рассказывают о «видах на урожай». Потом подвозят к лесочку:
— Здесь вот наше место отдыха.
А там уже и скатерть накрыта. Стоит и выпивка, и закуска. Покрышкин было отказываться, а местные товарищи уговаривают:
— Как же так, что скажут нам люди! Такой человек приезжал к нам в гости, а мы его даже не угостили.
— Ну ладно, — соглашается он.
Уже стемнело. Включили свет на «уазике». Нам всем перед ужином предлагают выпить стакан сметаны.
— А это для чего? — спрашиваем.
— Для того, чтобы мы могли выпить и закусить хорошо, — говорят товарищи. — А после приема профилактического средства просим за стол.
Вот в такой неформальной обстановке и раскрылся мой командир. Человек-душа, простой. Никакого гонора. Открылся он мне с такой стороны, что я полюбил его навсегда. Конечно, местным товарищам было лестно потом вспоминать, что вот они выпивали с самим Покрышкиным. Я же думал о том, что таких встреч у Александра Ивановича немало было в жизни. В подобных ситуациях он редко отказывал, но при этом умел держать себя в руках, знал меру. Посидеть долго нам не удалось. Где-то около 10 часов вечера закружил над нами самолет.
— Наверное, это нас ищут, Александр Иванович! Давайте поедем, — сказал я.
Мы стали прощаться с хлебосольными руководителями района.

Цапов И. И.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск

Мы в сети

Вход (Логин*)


* Логин — вход пользователя на вебсайт путём указания имени учётной записи и пароля.

Кто на сайте

Сейчас 511 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • JacqulynFew