Сайт ветеранов 8-й отдельной армии ПВО

«Ветераны ПВО всех соединений, объединяйтесь!»

Неменко А. В. — «Длинные» и «короткие» Лендеры в обороне Севастополя

Неменко Александр Валериевич
«Длинные» и «короткие» Лендеры в обороне Севастополя

 

Материал публикуется с согласия автора

История «короткой» пушки Лендера, получившей в советское время индекс 8К общеизвестна. Вместе с тем, история этого семейства артсистем имеет ряд весьма любопытных моментов. Начнем с того, что это была первая специализированная зенитная пушка в России. До первой мировой войны, развитию противоаэропланных пушек уделяли мало значения. В лекциях в Академии генерального штаба говорилось: "Нельзя прежде всего согласиться, что для борьбы с воздушными целями необходимы специальные орудия с большим вертикальным обстрелом и большой подвижностью. Даже при том скромном предельном угле возвышения, который принят для 3-дм. пушки обр. 1902 г. (16°), и предельной дальности шрапнели (5 верст) цель, движущаяся на высоте 1 версты, будет находиться в сфере поражения 2,5 версты. А разве можно рассчитывать, чтобы не только современные, но и воздушные цели ближайшего будущего двигались свободно с надежными результатами наблюдения за противником выше 1 версты?" Мобилизационное расписание 1910 года так же не предусматривало оснащение армии специальными орудиями для борьбы с воздушными целями. Нельзя сказать, что противоаэропланным пушкам не уделялось внимания. Еще в 1909 году Артиллерийский комитет журналом №689 предложил русским и иностранным заводам, имеющим "противоаэропланные" орудия, представить их на Главный артиллерийский полигон для испытаний, если их данные близки к указанным в журнале, но работы эти велись вяло.

Если уж говорить объективно, русский (а затем и советский) оружейник Ф. Ф. Лендер не являлся автором изначального проекта этого орудия, он лишь разрабатывал детальные чертежи и дорабатывал конструкцию орудия.

Начальный этап первой Мировой войны четко показал ошибочность такой политики. Обычно пишут так: "76-мм зенитную пушку спроектировал В. В. Тарновский летом 1913 года, но ГАУ не уделило должного внимания его проекту. Тарновский был вынужден уступить свою идею Путиловскому заводу, на котором инженер Ф. Ф. Лендер при участии Тарновского приступил к проектированию пушки в июне 1914 года". Это не совсем так. ГАУ, наоборот, заинтересовался проектом группы офицеров Офицерской артиллерийской школы и Михайловской артиллерийской академии.

Работа над созданием этого орудия началась задолго до войны. Автором идеи, действительно стал капитан В. В. Тарновский, но основной объем работ был выполнен не им лично, а большим коллективом офицеров школы. Тактико-технические требования к орудию были разработаны М. В. Добровольским, Е. К. Смысловским, П. Н. Никитиным. Расчеты и чертежи были выполнены слушателями школы. В ходе разработки технического проекта В. В. Тарновским было выдвинуто предложение по установке тумбовых орудий на грузовики.

В 1913 г. общий технический проект был одобрен ГАУ, а в 1914 г. был передан для разработки рабочих чертежей на Путиловский завод.

Если уж говорить объективно, русский (а затем и советский) оружейник Ф.Ф.Лендер не являлся автором изначального проекта этого орудия, он лишь разрабатывал детальные чертежи и дорабатывал конструкцию орудия.

Его имя прочно срослось с этим типом орудия лишь потому, что автор проекта капитан Тарновский, после революционных событий, на советскую Россию уже не работал.
На самом деле, и на Путиловском заводе над созданием орудия работал не один Ф. Ф.Лендер. В коллектив разработчиков так же вошли: известный артиллерист П. А. Глазков, работники Путиловского завода Ф. М. Гарковский, А. Я. Навядовский, В. И. Бирюков и др. Так что орудие стало плодом коллективного творчества, и давать ему имя только одного из разработчиков, было бы неправильно.

Рабочие чертежи были закончены и переданы в производство в августе 1914 года для изготовления первой опытной партии в количестве 12 единиц согласно договору с ГАУ.

В конце 1914 года было изготовлено четыре опытных образца пушки, установленных на грузовых автомобилях, в феврале 1915 они прошли успешные испытания на Петроградском полигоне.

18 марта 1915 при Офицерской школе была сформирована первая специальная артиллерийская батарея для стрельбы по воздушным целям под командованием штабс-капитана Тарновского. Батарея была вооружена четырьмя орудиями, установленными на специально приспособленных бронированных автомобилях; те же автомобили служили одновременно и зарядными ящиками (в каждом автомобиле помещалось по 64 патрона). Кроме того, в батарее состояло: 4 бронированных автомобиля — зарядных ящика, в каждом из них возилось по 96 патронов, по 20 пуд. (около 330 кг) бензина и масла; 3 легковых автомобиля для офицеров и команды связи (прочие солдаты размещались на орудийных автомобилях — по 6 орудийных номеров и по 2 шофера и на автомобилях-зарядных ящиках — по 3 солдата и по 2 шофера); 4 мотоциклета для разведчиков и 1 автомобиль — кухня-цейхгауз. Бронировка автомобилей состояла из щитовой стали 3-мм толщины, предохраняющей шоферов, прислугу и жизненные части машины от шрапнельного и дальнего ружейного огня.

Первые заказы Путиловскому заводу на орудия "образца 1914 года", поступили сразу после испытаний. 20 орудий заказало Морское ведомство и 12 орудий заказала армия.

При испытаниях выявилась необходимость доработки артсистемы, и в 1915 году орудие было доработано. В частности, был увеличен угол возвышения (с 65 до 75 градусов). Орудия, имевшие угол возвышения 75 град. Получили наименование зенитного орудия "образца 1914/15 года".

В составе ПВО во время первой мировой войны числились: 1 шт. 75-мм французская автомобильная пушка, 32 шт. 75-мм пушки Канэ на переделанных станках Меллера, 96 полевых пушек 1902года на переделанных станках и 761 пушка 1900года на переделанном станке. Что касается орудий 1914 и 1914/15 года, то их было сдано всего 76 шт.

Из 76 пушек поступивших в войска было установлено на автомобили лишь 36 пушек (9 батарей, орудия 1914/15 года). В автомобильных батареях в качестве шасси использовались американские грузовики Уайт и отечественные Руссо-Балт-Т.

20 пушек, ранее предназначавшиеся Морскому ведомству (орудия 1914 года), были переназначены на вооружение 10 железнодорожных двухорудийных батарей, которые начали формироваться только в 1917 г. (в том числе так называемый "стальной дивизион Путиловского завода"). Так, например, 6-я, 7-я и 8-я железнодорожные батареи были готовы к отправке на фронт лишь 27 ноября (10 декабря) 1917 г., то есть уже после Октябрьской революции. Приказ Ставки о сформировании 9-й и 10-й железнодорожных батарей был подписан лишь 2 (15) декабря 1917 г., то есть в то время, когда война на русском фронте фактически закончилась.

12 зенитных пушек обр. 1914 г. были даны в октябре 1917 г. на вооружение 1-й, 2-й и 3-й отдельных ездящих батарей; орудия в этих батареях были поставлены на подвижные деревянные платформы (телеги). Еще 8 орудий, образца 1914/15 года были установлены на двух батареях для противовоздушной обороны Царского Села и батарея Офицерской артиллерийской школы. Батареи были стационарными, орудия были установлены на тумбах.

К 1921 году производство пушек Лендера на Путиловском заводе полностью прекратилось.

В июле 1921года, соответствии с приказом Реввоенсовета республики, зенитная артиллерия была включена в состав артиллерии особого назначения (АОН). С 1922года, было начато производство орудия, образца 1914/15 года в подмосковных Подлипках (впоследствии завод им. Калинина). Орудие получило заводской индекс 8К. В 1923 году инженер Розенберг разработал чертеж лейнера для 76-мм пушки обр. 1914/1915 г. В 1925 году было предложено заводу им. Калинина при перестволении 76-мм пушек обр. 1914/1915 г. вставить лейнера, однако завод с производством лейнеров не справился. Производство лейнированных стволов началось только в 1925 году.

Ствол с лейнером представлял собой обычный ствол, в расточенную трубу которого вставлен лейнер тонкостенная труба (толщиной 12 мм). Канал лейнера тождественен каналу с обычной трубой. Ствол с лейнером можно внешне отличить от ствола без лейнера по гайке на дульной части. Ствол имел патронную камору такую же, как у 76-мм пушек обр. 1902 г., что позволяло использовать те же боеприпасы. Затвор клиновой полуавтоматический. Полуавтоматика инерционного типа. Существовало два варианта полуавтоматики: без амортизаторов и с амортизаторами. Устройство лафета на тумбе системы Путиловского завода. Механизм вертикального наведения секторный. Механизм горизонтального наведения зубчатый обод, скрепленный с ходовой шестерней. Компрессор гидравлический, одноцилиндровый, откатывался вместе с пушкой. В трубке люльки, вокруг цилиндра компрессора, помещались две спаренные пружины накатника. Качающаяся часть состояла из цапфенной обоймы с зубчатым сектором вертикального наведения и прикрепленной к ней трубы люльки, к трубе люльки с левой стороны прикреплен щит. (У сухопутных пушек щита не было). Вертлюг навинчен на штырь, он имел станины с гнездами, куда входили цапфы цапфенной обоймы. Тумба коническая, своим нижним концов крепилась к поковке, закрепленной на тумбе шпильками. В верхнее центральное штыревое отверстие вставлена бронзовая втулка, центрирующая штырь установки. Дно тумбы имело в центре навинтованное отверстие, куда входила полая внутри втулка подпятника. Прицел панорамного типа. Длина гильзы 76-мм пушки обр.1914/15 г. 385 мм, вес 1,4 кг.

На Черном море для обеспечения противовоздушной обороны морских баз были сформированы шесть трехорудийных батарей, оснащенных полевыми орудиями образца 1900 года, на переделанных станках. Эта мера был признана недостаточной, и в феврале 1924 года в Севастополе был сформирован подвижный зенитный артиллерийский дивизион, оснащенный орудиями Лендера, установленными на грузовики (1). Дивизион состоял из двух четырехорудийных батарей, но лишь 5 из 8 орудий были установлены на машины, отсутствовали приборы управления стрельбой, дальномеры, половина орудий не имела панорам.

Для установки зенитных орудий не имевших автомобилей, в Севастополь в марте 1928 года были направлены комплекты ЗУ-27. Они представляли собой полустационарную платформу, которая является основанием для пушки обр. 1914/15 г. Платформа состояла их 8 деревянных брусов (в 2 ряда), 2-х чугунных плит и болтов. Вес ее без пушки 3500 кг. Для стрельбы платформа устанавливалась в специально вырытом котловане. На дно укладывалась нижняя чугунная плита, затем деревянные брусья. Все сооружение скреплялось болтами и засыпалось землей до уровня верхней чугунной плиты. На ней болтами крепилась тумба пушки. Перевозилась платформа в разобранном виде конной или механической тягой. При перевозке пушка также разбиралась (по крайней мере снимался стол). Время перехода из походного положения в боевое у ЗУ-27 при мягком грунте около 4 часов, а при твердом 5 часов.

Впоследствии, в 1941году, эти комплекты были переделаны для установки полуавтоматов 21К, которые получили две батареи 50-го дивизиона (502-я и 501-я).

В связи со строительством стационарных береговых батарей N30 и 35, начались изменения в составе ПВО Севастополя. В 1929 году на базе дивизиона формируется 61-й зенитно-артиллерийский полк двухдивизионного состава. Кроме двух трехбатарейных дивизионов (по 4 орудия в каждом) в полку числились пулеметный и прожекторный батальоны.

Одновременно, началось переоснащение батарей новой материальной частью. Вместо устаревших пушек 8К, на вооружение вновь формируемых зенитных батарей стали поступать "длинные Лендеры", или артсистемы 9К.

По мнению Главного Артиллерийского управления "существующая 76-мм пушка в 30 калибров, начиная с высоты 4000 метров имела столь малую ширину зоны обстрела и большое время полета, что на высоте 4000-5000 метров она практически бессильна". В связи с этим Артиллерийский комитет в журнале N 227 за 1927 год предложил модернизировать 76-мм пушку обр. 1914/15 г.. Задание на проектирование было дано КБ ОАТ. Проект вскоре был представлен Арткому и одобрен Журналом Артиллерийского комитета №28 за 1928 год.

Два опытных экземпляра пушки были заказаны ММЗ и заводу №8. Принципиальные изменения в новой пушке по сравнению с пушкой обр. 1915 г.:

  1. длина ствола увеличена до 50 калибров;
  2. расточена камора и увеличен заряд;
  3. внесены изменения в тормоз отката и усилены пружины накатника;
  4. установлен уравновешивающий механизм (из-за значительного смещения центра тяжести качающейся части вперед относительно оси цапф).

Независимо от завершения изготовления опытного образца 9К и результатов отстрела, в начале апреля 1929 года ОАТ получил указание начать валовое производство модернизированной пушки.

15 апреля 1929 года опытный образец модернизированной пушки был представлен на заводские испытания. В мае 1929 года опытный образец 9К испытывался на НИАПе. Наибольшая высота разрывов 6,88 км. Образец потребовал изменений в противооткатных устройствах и в полуавтоматике. Образцы с изменениями были посланы с завода N 8 на НИЗЕНП (Научно-исследовательский зенитный полигон)в сентябре 1929 года, а в октябре были проведены стрельбы, но вновь потребовалось заменить некоторые механизмы. Ввиду "срочности и важности вопроса" НКВМД дал разрешение на заказ 30 модернизированных пушек заводу N 8 с началом производства до полного окончания испытаний. Модернизированная пушка 9К в серийном производстве получила название "76-мм зенитная пушка обр. 1915/28 г.". Завод N 8 первые образцы пушек делал длиной в 50 калибров, а в начале 1930 года приступил к изготовлению ствола длиной 55 калибров. Валовое производство 76-мм пушки обр. 1915/28 г. До 1932года велось только на заводе N 8, где пушка получила индекс 9К. В 1934 году планом не предусмотрено изготовление пушек 9К, но в I квартале 1934 года была сдана одна (последняя) пушка из программы прошлых лет.

До 1932 года 61-й зенитный артполк был полностью укомплектован новой материальной частью. Первые три батареи прибыли в Севастополь на повозках ЗУ-29, с 4 откидными станинами опорами. Одновременно началось строительство "фортов ПВО" со стационарными позициями для орудий 9К. После окончания строительства стационарных позиций будущих батарей N 73, 74 и 75, в 1932 году, на них были стационарно установлены пушки 9К, прибывшие в апреле 1931года, а установки на повозках ЗУ-29 были переброшены на Северную сторону для прикрытия строительства 30-й батареи.

После окончания строительства фортов ПВО и стационарных береговых батарей N 30 и 35, 61-й зенитно-артиллерийский полк имел следующую структуру:
первый зенитный дивизион (зенитные батареи N 77, 78, 79) прикрывал башенную береговую батарею N 30,
второй зенитный дивизион (зенитные батареи N 73, 74, 75) прикрывал башенную береговую батарею N 35.

Зенитно-пулеметный и прожекторный батальоны (оба двухротного состава) были разделены поротно для прикрытия береговых батарей. (2). В каждой прожекторной роте было по 9 прожекторов, каждая пулеметная рота имела 14 зенитных пулеметов. Все орудия были установлены стационарно, повозки ЗУ-29 были отправлены в мобилизационный запас. (Впоследствии, их использовали для оснащения 45мм батарей 50-го дивизиона). Командиром полка был полковник Р.С.Зашихин, начальником штаба Жилин И. С.

Примерно в одном и том же составе ПВО главной базы просуществовало до 1939года. Именно в этом году начинается переоснащение зенитных батарей, прикрывающих город. Орудия 9К снимаются со стационарных позиций, а вместо них батареи N 73-75 и N 77-79 получают подвижные орудия 3К (орудия, образца 1931года). Дополнительно, в 1939году формируются две новых 85мм подвижных батареи (N76 и N80).

"Старые" орудия 9К частично поступают в Керчь (2 батареи) и Евпаторию (1 батарея), частично используются для оснащения трех новых зенитных батарей на стационарных позициях. Новый, 3-й дивизион 61-го полка (батареи N 54-56) располагается на линии Максимова дача - Инкерман с целью прикрытия города с юго-востока. Для орудий строятся стационарные позиции, однако, на период строительства, орудия вновь устанавливают на повозки ЗУ-29.

В 1941 году батареи N54-56 получают новую, подвижную 85мм матчасть, а устаревшие орудия передаются для создания нового 114-го зенитного артдивизона, для прикрытия аэродрома Сарабуз (3). В дивизион вошли зенитные батареи N364-366. Т.е. по сути, в Севастополь, после крушения крымской обороны, вернулись "родные" зенитки, ранее входившие в 3-й дивизион.

Судьба "евпаторийских" пушек пока неизвестна, это вопрос отдельного исследования, до начала войны они составляли материальную часть береговой батареи N4, но в августе 1941года, их сменили 130мм орудия Б-13, а куда перебросили 76мм орудия 9К пока не ясно.

Любопытна и судьба других орудий 9К, убывших в Керчь. Как ни странно, эти орудия так же вернулись в Севастополь, но уже в составе другого подразделения. Запасной артиллерийский полк Береговой обороны ЧФ, ранее, находился в Керчи. Восемь зенитных орудий были переданы в ЗАП в качестве учебного зенитного артдивизиона. Любопытна одна деталь: орудия, числящиеся в учебном зенитном артдивизионе в документах именуются 50-калиберными, в то время, как в составе 114-го дивизиона проходят 55-калиберные орудия 9К. Возможно, что севастопольские батареи в 1930-39г.г., действительно, имели на вооружении орудия 9К разных модификаций.

Командирами зенитных батарей числятся техник- интендант 1 ранга Луцанов Василий Иосифович (1905 г. р.) и ст. л-т Акинян Георгий Степанович (1907 г. р.). Старые севастопольские прожектора так же были направлены в запасной артполк, где была сформирована прожекторная рота.

В начале сентября 1941года, запасной артполк был переведен из Керчи в Севастополь. Его личный состав был использован для формирования расчетов дотов и пополнения расчетов батарей береговой обороны.

До прихода запасного артполка в составе береговой обороны Севастополя было всего четыре "коротких" Лендера, три из которых были направлены на оснащение флотских железнодорожных бронеплощадок. Одно орудие (№238 Путиловский завод 1917 г.) числится в артиллерии дотов БО. Судя по номеру, это учебное орудие Военно-морского училища береговой обороны им. ЛКСМУ.

Циркуляром №137 начальника штаба БО ГВМБ от 03.10.41 г. первая батарея 76-мм орудий передается для оснащения дотов береговой обороны. Командирами орудий числятся Портаченко Петр Петрович, Манухов Иван Иванович, Курочкин Николай Михайлович, Панаринков Владимир Илларионович.

Вероятнее всего, длинноствольные 76-мм орудия изначально были установлены на открытых позициях, т.к. проектная документация на дот под 76мм орудие 9К в Альбоме типовых конструкций отсутствует. Если судить по первичной документации (наряды на выполнение работ, заказ материалов и.т.д.), то строительство казематов под 76мм орудия началось с 20 октября 1941 г.

По данным альбома материалов военно-научной конференции 1961 года, всего было построено 12 дотов под 76мм орудие Лендера. Это доты №№ 2, 4, 12, 15, 20, 26, 27, 30, 43, 65, 68 и один в Любимовке без номера. Некоторые данные вызывают большие сомнения, т. к. например, "дот без номера в Любимовке" не проходит ни по одному документу: ни по спискам личного состава, ни по ведомостям материальной части.

В немецких источниках проходит фото 76-мм орудия 8К, установленного в сборном железобетонном доте, но пока идентифицировать его не удалось.

Доты N 2 и 4 являются "перестроечными" (т.е. перестроенными из 45-мм дотов), и явно относятся к периоду между 1 и 2 штурмом. Наиболее точно можно установить дату строительства дота №65. Он был закончен непосредственно перед началом боевых действий в указанном районе, т.е. в первой декаде ноября 1941г. В доте было установлено орудие 9К, из состава 1-й батареи запасного артполка. Орудия этой батареи были выделены для оснащения дотов N 30 и 26 на Тыловом рубеже и N 65 и 68 на участке 2-го полка морской пехоты (4). Строительство дота N 26 велось силами батальона школы связи УО, дот N30 строил личный состав запасного артполка (1-й батальон).

Немецкие фото однозначно подтверждают установку орудий 9К в дотах N 30 и 65. При этом на снимке в доте N 65 просматривается ствол 50-калиберного лейнированного орудия. По доту №30 определить длину ствола (50 или 55 калибров) сложно, но ствол у него тоже лейнированный. Косвенные данные, полученные в результате раскопок, подтверждают установку орудия 9К в доте №26. Остается открытым вопрос по доту №68, но, вероятнее всего, в нем было так же установлено "длинное" орудие Лендера (9К).

Доты N65 и 68 встретили противника 7-8 ноября 1941года, боестолкновение с ними описано в журналах боевых действий частей 50-й немецкой дивизии. Описание боя 68-го дота дано в "Отчете об обороне Севастополя". К сожалению, расположение дота пока не выявлено, и сделать какие-либо выводы о боевых действиях дота, сейчас невозможно. По данным "Отчета... " дот 68 загорелся в результате минометного обстрела. Ситуация не совсем понятна, учитывая то, что дот должен быть бетонным казематом.

Дот N65 двое суток сдерживал противника, но был обойден и уничтожен.

Вторая батарея запасного артполка была передана для оснащения дотов после расформирования ЗАП БО ЧФ 18 ноября 1941года, в результате чего управления дотов получили еще четыре орудия. Еще два "коротких" Лендера были получены со складов АО ЧФ. Для их установки началось сооружение дотов N 2 и 4. Орудия дотов N 20, 27, 43 числятся на открытых огневых позициях (5). Данных по доту N 12 нет.

Датой постройки дотов N 12, 20, 27, 43, 15 следует признать период между 2-м и 3-м штурмом. При этом можно однозначно констатировать, что в доте N 15 было установлено "короткое" орудие ВМУБО.

В отчете об обороне Севастополя (6) в составе артиллерии дотов БО ГБ числится 9 орудий 1915/28г, но это путаница. В ходе боевых действий были потеряны орудия дотов N65 и 68, и количество орудий этого типа должно быть 6шт. Действительно, сопоставление с другими источниками (7) В двух дотах были установлены орудия 34К, а в одном (дот N 15) короткий Лендер. В воспоминаниях военного инженера А.Алексеева есть упоминание о передаче двух орудий 34К ЭМ "Совершенный" для оснащения дотов. Вероятнее всего эти орудия были установлены в доте N7 (после восстановления) и в доте без номера (командир ст.1 ст. Зинченко) на скатах Сапун-горы.

С орудиями 9К, оставшимися в составе зенитных батарей ситуация чуть проще. В конце октября в Севастополь вернулись 12 орудий в составе 3-х зенитных батарей 114-го артдивизиона (N364-366).

Орудия были частично установлены в старых "фортах ПВО". Для 364-й зенитной батареи было начато сооружение новой стационарной позиции в районе бухты Камышовая. Фундаменты орудий были бетонными, погреба и дворики - деревянными. 365-я зенитная батарея заняла бывшие позиции 77-й зенитной батареи на высоте 60.0 над станцией Мекензиевы горы, батарея 366 заняла форт над д. Бельбек (ныне Фруктовое) в районе пересечения дорог Фруктовое-Любимовка и Качинского шоссе (бывшие позиции батареи №79).

В ходе 2-го штурма обе эти батареи вступили в непосредственное боестолкновение с войсками противника. Позиции 366-й батареи были захвачены противником. До захвата батареи смогли демонтировать и вывезти все стволы и одну тумбу орудия. Вместе с тем, три тумбы от орудий остались на захваченной противником территории, и только в результате дерзкого рейда удалось вывезти еще две тумбы. Последняя тумба была демонтирована после того, как этот участок был отбит советскими войсками в феврале 1942 г. (8). В результате, материальную часть 366-й батареи удалось сохранить.

365-я зенитная батарея в ходе боев 30—31 декабря 1941 года, потеряла практически всю свою материальную часть. Удалось восстановить всего одно орудие. В результате, было принято решение: восстановить 365-юи 366-ю зенитные батареи в трехорудийном составе. Для этого, из состава 364-й батареи было взято два орудия. Орудия были переданы в состав 365-й батареи. Т.е. к началу 3-го штурма, на 365-й были два орудия с 364-й и одно свое, восстановленное.

На 366-й в исправности, так же, находилось лишь одно орудие. Для укомплектования батареи были использованы еще два орудия 364-й батареи. Таким образом, на 366-й, в марте 1942 г., так же были два "новых" и одно "родное" орудие. Неисправные орудия 365-й и 366-й батарей были отправлены в ремонт. Из наиболее исправных орудий были отобраны три, которые после восстановления составили материальную часть 364-й батареи. Одновременно был осуществлен перенос 364-й батареи на новую позицию в район казарменного городка 35-й батареи. Орудия установили на фундаменты бывшей 73-й батареи. Средний износ орудий батареи в мае 1942 г. составил 196%.

В марте-апреле 1942 г. появляется "новая" загадочная трехорудийная зенитная батарея. Она носит номер 851. На самом деле, "настоящая" 851-я зенитная батарея 85-го дивизиона 122-го зенитного артполка погибла при отступлении в районе деревни Саблы, и вновь сформированная батарея к ней никакого отношения не имела. Она была составлена из оставшихся трех орудий 366-й и 365-й зенитных батарей, вышедших из ремонта. Именно их и назвали "сводной батареей №851". Задачей этой зенитной батареи стало прикрытие вновь созданного аэродрома "Юхарина балка". К сожалению, орудия этой батареи (2 с 365-й и одно с 366-й) имели износ, сводивший боевую ценность батареи практически к нулю. Одно из орудий имело износ 480%, два других 610 и 700% соответственно (9).

В ходе 3-го штурма 366-я зенитная батарея подверглась интенсивному налету немецкой авиации, при одновременном артиллерийском обстреле. В результате налета на батарее в строю осталось всего одно орудие, но даже отбивая одним орудием, батарея жила. Противник захватил позиции батареи только 20 июня 1942 г. 365-я батарея так же сражалась до последнего орудия. Все три ее орудия погибли 13 июня 1942 г. Эти две зенитных батареи вписали яркую страницу в историю обороны нашего города. Только на 365-й зенитной батарее три человека были удостоены звания героя Советского Союза (случай уникальный в истории).

Данных по действиям 364-й батареи пока обнаружить не удалось. Известно, что 851-я батарея 30-го июня двумя орудиями вела огонь по технике 170-й немецкой пехотной дивизии. Эти две батареи сражались с противником в последние дни обороны, когда информация о боевых действиях частей на большую землю уже не поступала.

Мало сведений и по судьбе артиллерии дотов, их расчеты так же приняли бой в последние дни обороны. Дот №30 в боевых действиях почти не участвовал, в силу своего расположения. Ограниченно принимал участие в боевых действиях и дот N26, из него было сделано около 30 выстрелов по подходящей технике противника, на большой дистанции, после чего дот оказался обойден с тыла, судьба расчета неизвестна.

Активное участие в боевых действиях принимали доты №№15, 12, 20, 43 и 27. Описание боевых действий этих дотов дано в воспоминаниях ветеранов Хвойницкого, Шибаева, Шемрука, однако, из-за того, что доты имели амбразуры фронтального огня, они были выведены из строя, прямым попаданием в амбразуру. Тем не менее, дот №15 действовал до 18 июня, и был разбит немецкой артиллерией с противоположной стороны бухты, дот N 12 выбыл из стоя 20-го июня, дот N43 действовал до полудня 29 июня. Дот №20 вел огонь еще 30-го.

Любопытно и использование материальной части 76-мм зенитных батарей и для других орудий. Так, шесть комплектов сборных полустационарных оснований были переделаны для использования под 45-мм орудия 21К. Для этой же цели использовались и повозки ЗУ-29. На них установили 4 орудия 21К 50-го (55-го) зенитного артдивизиона. Делались попытки установки на эти платформы и 37-мм зенитных автоматов (10).

Как это ни странно звучит, но даже старенькие орудия Лендера, сыграли важную роль в обороне города. Возможно даже большую, чем орудия "новых" модификаций. Даже, несмотря на то, что к началу Великой Отечественной войны в составе РККА и РКВМФ оставалось менее тридцати исправных орудий. Все дело в том, что запас снарядов "старого" образца в городе обеспечивал полный износ орудий. Орудия зенитных батарей и дотов действовали до последних дней обороны.

Литература

  • ЦВМА ф. 21 оп. 2 д. 273
  • ЦВМА инв. №718
  • ЦВМА ф. 1087 оп. 5
  • Шемрук Н. Г. воспоминания к ХХ-летию Победы
  • Отд. ЦВМА, ф. 83, д. 9067
  • Отд. ЦВМА, ф. 10, д. 1952
  • ЦАМО ф. 288 оп. 9901
  • Е. А. Игнатович, воспоминания, архив автора. л. 110
  • ЦВМА инв. №718
  • Е. А. Игнатович, воспоминания, архив автора. л. 678.
© Неменко Александр Валериевич

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск

Новые фото

  • День ЗРВ и артиллерииNew
  • Описание:

    День ЗРВ и артиллерии (Киев, 18 ноября).

Мы в сети

Вход (Логин*)


* Логин — вход пользователя на вебсайт путём указания имени учётной записи и пароля.

Кто на сайте

Сейчас 122 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте